Пчеловодство болезни пчел: пасека без лекарств или легко ли быть иммунитетом

Пчеловодство

Природа вместе с пчёлами подарила нам клад целебных продуктов, с давних времён человек пользуется этим богатством для радости, красоты и здоровья. Не для кого не секрет, что современное пчеловодство использует немало лекарственных препаратов для лечения самих пчёл, с каждым годом появляются новые и новые лекарства, что все и не упомнишь. Если у самих пчеловодов возникают сомнения, насколько целебна стала пчеловодческая продукция, то что говорить о покупателях, которые и так во всём сомневаются. Возможна ли в настоящее время продуктивная пасека, где не проводится ни лечебных, ни профилактических мероприятий? C точки зрения селекции — это очень интересный вопрос, в котором заинтересованы продавцы и покупатели. Спрашивала многих, ответ — невозможна, сомневаюсь, сами попробуйте… Одно чёткое мнение, что пчёлы должны жить без лекарств и это важно в современном мире, где и так очень много химии, представляю для поддержки тех, кто идёт по такому пути. Думаю, что в этом направлении обязательно надо двигаться производителям самих пчел и производителям пчелиной продукции, чтобы не возникало даже тени сомнения в её полезности и благотворном влиянии на наше здоровье. Дорогу осилит идущий…

Возможна ли в настоящее время продуктивная пасека, где не проводится ни лечебных, ни профилактических мероприятий?

Диалог 2013 года при приобретении кавказских маток для размножения:

«Среди ваших кавказянок есть устойчивые к клещу, по своему опыту… Если дать проявиться естественному отбору, примерно десяти лет достаточно, чтобы выработалась устойчивость, это на примере горной части Башкирии, но, если активно участвовать в этом процессе, всё гораздо быстрее. Я отказался в принципе от лекарств для пчёл с 2002г. Считаю, что болезни пасеки — проблема не пчёл, а пчеловодов. Тропическое пчеловодство — яркий пример пластичности пчёл, то есть за год, за два пчелосемья полностью меняет свои качества под влиянием условий. Если только завезённые пчёлы активно работают, запасают мёд, то, пожив в условиях, когда всё время есть хоть какой-то взяточек, подносят не так много нектара, а столько, чтобы был запас на возможную непогоду. Получается, если мы кормим пчёл искусственно — они с меньшей эффективностью работают, зачем активно летать, когда всё даётся в улей. Если мы пчёл лечим — они перестают думать. Перестаёт работать какая- либо деятельность на уровне пчелосемьи и на уровне популяции тоже. Когда без отбора во времени выживают все — сильные и слабые сохраняются, получается неопределённость у самих пчёл — какие качества нужны, какие не нужны. Теряется очень важное — способность к самоорганизации и приспособляемость к изменяющимся условиям обитания.»
Обстановка в пчеловодстве такова, что в настоящее время человек взял на себя ответственность за ограждение пчелосемей от патогенов, чем полностью подавил их природные способности к выживанию.

Ратобыльская Ев.А

Взяв на себя несвойственные функции, мы доводим ситуацию до абсурда. Пчеловод, радующийся «урожаю» осыпавшихся после очередной обработки клещей, занятый постоянным спасением пчёл, бесконечной борьбой за их здоровье, похож на сапожника, взявшегося печь пироги. Если пчеловодство трясёт всё сильнее — возможно, мы идём не туда, если врагов всё больше и больше — возможно, мы сами их создаём, воюя сами с собой. Надо быть в плену идеологии, чтобы долго и успешно идти в неверном направлении, не воспринимая то, что есть вокруг, Тиран тоже думает, что он ведёт свой народ к счастью, он осознаёт свои действия как добро. В современной литературе по пчеловодству нет недостатка в сообщениях — на любой пасеке, имеющей хотя бы сотню семей, есть пчелосемьи, устойчивые к болезням. Возможно, что всё обстоит настолько просто, что наше замороченное сознание не способно это воспринять. Анекдотична ситуация, когда пчеловоды, обнаружившие семьи пчёл, неподверженные клещу варроа, высказали робкие мысли, что это можно как-нибудь использовать в селекции, но они о таком не слышали. Сомнения понятны, если продолжить мысль, то ненужным окажется и их способ борьбы с клещом. Как всё просто — мы в принципе отказываемся от любых лекарств, — остаются семьи, способные жить самостоятельно, мы помогаем им размножиться. Этот путь чаще всего надёжно преграждён незнанием и страхом. Это когда там здоровые будут.., а надо сегодня на что-то жить.
Моё мнение: болезни пчёл — это отражение нашего образа мыслей. Единственная причина их процветания и распространения — пчеловоды. Кому война, а кому мать родна. На страхе всегда можно заработать, и вот расцветает махровым цветом бизнес, окружает пчеловодов своей заботой. Мелькают на страницах периодики заказные, да и искренние письма с восхвалениями бизнесменов, производящих лекарства для лечения болезней, лекарства для лечения последствий от лечения болезней, лекарства для лечения последствий от лечения последствий тех болезней, что были вначале. Реальный диалог в магазине продавца и пчеловода: «Пчёлы все погибли? Это лекарство плохое было, теперь вот хорошее появилось, хотя и дорогое, берите, не пожалеете.» Разве мечта современных фармацевтов — здоровые люди или пчёлы, которым не нужны лекарства? Нет! Больше проданных лекарств — больше зарплата. Каждый, причастный к этому бизнесу, возможно, и не желает зла, но система работает именно так.
Мёд, с современных пасек, стал в полном смысле лекарственным — содержит остатки антибиотиков и других лекарств. Уже аллергия на мёд считается нормальным явлением, признаком настоящего мёда. Недавно, такой пример — покупатель попробовал мёд с нашей пасеки — аллергии нет, вывод сделал — мёд не настоящий, ведь мёд, сваренный из сахара, точно не содержит антибиотиков и аллергию не вызывает. Я считаю, что, если пчеловод лечит своих пчёл как паршивых овец — он их не любит. Я вижу на своей пасеке умных, сильных, способных пчёл, и, даже подумать, чтобы чем-то их лечить — оскорбить их. Если улетевший рой без проблем живёт в природе — мы на правильном пути. Мы ставим на первое место здоровых пчёл — это фундамент всего пчеловодства.

Нам внушается идея — за здоровьем в аптеку, здоровье — в правильном лечении правильными препаратами от правильного производителя. Это очень опасная идея, она ведёт к быстрой деградации и вырождению. Быстро меняются названия лекарств, и, чтобы скорее расчистить полки более правильным, безвредным новым поколениям, взятым из сердца природы, без эффекта привыкания, старые наконец-то называются своими именами (нервнопаралитические и тому подобное), и вдруг узнаётся, почему от них умирали не только пчёлы, но и пчеловоды.
Многие заводчики пчёл отправлялись в далёкие путешествия, старались попасть в труднодоступные места, проходили препоны границ, лишь бы привезти для разведения пчелу, долгое время неподверженную влиянию человека, ища в ней проявление ума и стойкости к капризам природы. Сказано — «без обновления пасек лесными роями пчёлы вырождаются». По сути, пчеловодство ехало на силе и здоровье, выработанном пчёлами в природе, сколько могло, пока не исчерпало это богатство, не замусорило и не растранжирило. Самые известные продуктивные линии карпатских пчёл были взяты в горах, где испокон века велась роебойная система, где пчеловоды не умели различить пчелиный и трутнёвый расплод, им это не надо было. Крайне простое и разумное пчеловодство — оставлять лучшее на племя, а от остальных забирать мёд. О лекарствах и не слышали. Какой хороший хозяин хорошую скотину пустит на мясо, а плохую на племя, если он так будет делать — сам очень быстро пойдёт по миру.
Почему же мы всеми силами спасаем пчел, которым на роду написано умереть первой же зимой, и размножаем их дальше, считая, что это то и есть настоящая забота о пчёлах? В этих семьях выводятся трутни, передающие эти качества следующим поколениям. До чего надо иметь искажённое восприятие действительности, чтобы так рекомендовать — всех пчёл, живущих в природе, найти и уничтожить как рассадники болезней, а пасеки лечить строго централизованно по инструкциям, исключить всякую самодеятельность, тогда и будет порядок, добавлю — как на кладбище. Средства, идущие на совершенствование (в самом прямом смысле) клеща варроа, платит почти каждый пчеловод. Что получается — вывели устойчивого к кислоте, давайте флювалинатом отбор проведём, амитразом, выведем термоустойчивого, с натренированным вестибулярным аппаратом, так химией прижмём, чтобы спасения искать ему в союзе с вирусами, меняющими поведение пчёл, заставляющими их слетать из улья и уносить на себе клещей на другие пасеки как раз перед осенними обработками. Подходит пчеловод к улью с дым-пушкой, а пчёл то уже и нет. Наше пчеловодство с его принципами и идеями предоставило клещу варроа невероятный шанс достичь такого совершенства за такой короткий срок. Ведя жесткий отбор самыми разными средствами, не жалея на это ни сил, ни денег, мы сумели сделать из неприметного существа настоящего монстра, напрочь забыв, что злом нельзя победить зло, мы сделаем его только сильнее.
Правда ли, что лекарства лечат пчёл от болезней — конечно же правда, и, наверное, на каком-то отрезке это может быть необходимо — поддержать пчел, дать им время, но истина в том, что лекарства их губят. Без трудностей нет развития. Жизнь обладает очень важной особенностью — находить решения в самых тяжелых ситуациях. В них то она и проявляет свою силу, происходит скачок развития, появляется что-то новое. Клещ варроа для пчёл с этой точки зрения — возможность стать сильнее, выносливее и совершеннее. Это ОТК Природы, экзамен и проверка на пригодность к природным условиям. Он имеет как раз подходящие размеры, чтобы пчела могла его схватить жвалами. Это вопрос навыков поведения, не надо что-то изобретать. При налёте чужих роёв с большой заклещеванностью на ульи с нашими пчёлами, это случается от одного до нескольких раз каждое лето, и выясняется по битой пчеле перед ульем, присутствием пчелы более мелкой с желтизной на сотах и появлению, заметного на глаз значительного количества клеща на пчёлах, семьи без всякого вмешательства через некоторое время приходят в норму, и весной нормально развиваются, не отставая от других. Воспользовавшись, предложенным известным юмористом методом, давайте придумаем лекарства для клеща, чтобы лечить, спасать, оберегать тех из них, кого пчёлы не уважают, за клещей не считают, печатают ими трутнёвый расплод, как подручным материалом, будем давать им стимуляторы развития, разрушающие нормальный обмен веществ, подсадим их на минеральные добавки, подкормки, будем всячески оберегать их от реальной жизни и, благодаря нашим неустанным заботам клещу быстро придёт конец.

«Достижение» современного пчеловодства (а 200 лет назад разве не так было — без химии и даже без вощины) — органическое пчеловодство или близко к тому. Дело в цене, есть спрос на мёд «без химии» — стоит в несколько раз дороже. Почему? На своей пасеке не применяю никаких лекарств 17 лет. Покупатели знают это и дорожат. Цена часто ниже, чем у соседей, в том числе из-за отсутствия затрат средств на лекарства и труда на их применение. Пчелосемьи продуктивные и здоровые. Нет затрат на сахар, не применялся на пасеке никогда.
Болезни, как сорняки, с которыми мы неустанно боремся, не замечая, что они растут только на возделанной нами почве. Календарь пчеловода — это же реальная карикатура на нас. Каждый месяц, а то и чаще — своё лекарство. Поверьте, что если всё это давать, как рекомендовано производителем, самым здоровым пчёлам, то они сдохнут, если не успеют слететь куда глаза глядят. А вот больные, возможно, и нет. Мы выводим пчёл «стойких к лекарствам» — оценка состояния сегодняшнего пчеловодства. В него не вписываются нормальные пчёлы, их качества уже считаются выдумкой, — не подверженные хворям, не требующие стимулирующих подкормок, ежегодной смены маток, сверхпозднего и свехраннего, а между ними искусственного в помещении облётов; не требующих клещесборников, кормушек, разделительных решёток, перегородных досок, электрогрелок, аппаратов искусственного дыхания и прочего, прочего хлама современных пасек. Знающие, как надо развиваться весной, ограничить расплод во время медосбора, нарастить к осени замену, сложить мёд в гнезде, чтобы зимовка стала лёгким сном — именно они не вписываются в современную «технологию», так как глядя на них, мы понимаем всю глупость современных методов. Именно с этими пчёлами не знают, что делать. А с ними и делать много не надо — раз весной сделать отводок или два, подставив вместо отобранных рамок рамки с вощиной, затем поставить на взяток пяток магазинов и снять их. Всё пчеловодство — это хорошая матка с пчёлами и улей, не слишком затрудняющий жизнь пчёл.
Мы сумели создать такую систему пчеловодства, которая не может существовать самостоятельно сколько-нибудь длительное время. Дай пчеловодной отрасли свободу — и всеобщий мор опустошит пасеки. Как же так? Пчёлы пережили оледенение, смену полюсов, другие природные катаклизмы. А при нашем разумном пчеловодстве за какие-то сотни лет начали вымирать. Почему мы применяем дикие бессмысленные с точки зрения естественного отбора приёмы работы? Нынешняя система пчеловодства всё больше напоминает самолёт с искусственной устойчивостью. Самостоятельно пчёлы жить не могут. Устойчивость всё меньше и меньше. Сначала одна осенняя обработка от клеща, далее — осенняя и весенняя, теперь уже понадобилась и летняя, чтобы они смогли как-то дожить до осенней. Что же дальше? Нет ничего сущего сверх необходимого. Мы заменяем естественную устойчивость пчёл искусственной, думаем за них, мы взяли на себя роль иммунитета пчелы. Именно с этой точкой зрения содержимое пчеловодных изданий чётко совпадает — сообщения о новых болезнях, новых средствах борьбы с ними, обмен опытом в этой сфере. Ситуация на пасеках часто такова — есть пчелосемьи, которые работают, и есть, которые для «счёта» (генетические хвосты). Пчеловод в основном занимается теми, что для счёта — спасает их. Чем больше он с ними возится, тем их больше становится. Часто от никудышних семей в ройке берутся маточники для размножения. Если не обращать внимания на больных, а размножать здоровых и способных, даже снимая для этого их с медосбора, то их будет большинство.
В настоящее время у селекционеров большие возможности в плане разнообразия рас. Искать возрождение здорового пчеловодства надо в расширении меры понимания самих пчёл, как носителей генофонда, которым обладает это насекомое с древнейших времён. Работа на местах (на больших пасеках и малых) по отбору жизнеспособных пчелосемей очень важна, условия выявляют недостатки и дают материал для дальнейшей селекции продуктивных. Надо стремиться к гармонии с современным миром, взаимодействовать с ним, а не разрушать его, тогда дары Природы будут возданы человеку сторицей.
Вмешиваясь в тонкие механизмы живых существ, где грань между симбиозом и паразитизмом часто весьма условна и непостоянна и зависит от энергетики самих организмов, а форма их сосуществования зачастую пока не имеет эквивалентов в нашем языке, где динамический баланс между многими переменными живого уравнения называется «здоровье»; рассматривая их часто только в одном измерении по весьма упрощенной, доступной нашему нынешнему пониманию схеме «свой — чужой», применяя отравляющие вещества там, где даже мысль имеет влияние, мы действуем с таким же успехом, как слон в посудной лавке. Живое уравнение всегда найдёт свои решения. Давайте не будем усложнять ему задачу, внося непредсказуемую и чаще всего деструктивную по причине «детского возраста» нашего разума переменную «человек». Давайте видеть в пчёлах не наших неразумных рабов, а цивилизацию в десятки раз древнее человеческой.

Санинский Роман Михайлович

               ПЧЁЛЫ И МЫ
Пчела отдаёт себя без остатка
За очень короткий свой жизненный век.
И главная здесь — пчелиная матка,
И должен помочь ей простой человек.
Не только ведь ей, а пчелиной семье
Должны предоставить условья.
И быть благодарными этой судьбе
За природный сей дар «своеволья».
Ведь пользу свою не мало уж лет
Людям приносит любая пчела,
Поэтому все мы должны ей в ответ
Добром улыбнуться везде и всегда.
Тогда мы получим награду во след —
Пчелиный продукт всем полезный,
Что в жизни добавит немало нам лет,
К здоровью — порядок железный.
И пусть человек уподобится пчёлам,
И пусть осознает всю радость труда,
Пусть люди планеты желают всем хором,
Чтобы исчезла навечно война.
Здесь это не просто игра разных слов —
А это для всех пожеланье,
И к миру призыв здесь вовсе не нов,
Хочу всем сказать в назиданье,
Что мирные пчёлы примером своим
И жизнью своей безупречной
Урок преподать могут видам иным
О славе своей бесконечной.
И славу пчелы с богатой судьбой
Отнять уж никто не посмеет.
И даже попытку о мысли такой
Любой пчеловод одолеет.

           Хвалов Анатолий Александрович

Пчелохозяйство
Оцените автора
Пчелохозяйство
Добавить комментарий